Благоустройство места зимования ...
Почему фотографии получаются не ...
Что-то новое в журнале

Т. Глушкова, из книги «Белая улица»


При наличии четкой программы содержания рифма из рычага ассоциативного мышления пре вращается в тормоз ассоциативного мышления. Наглядным примером этому может служить процесс стихотворного перевода, когда в рамках однозначной смысловой партитуры и лексики надо найти два десятка редифных рифм.


А. А.: Ну да: формализм и все такое. Жутко боялись. Меня, например, до середины 80-х как поэта не печатали. Пока я, еще юнцом, писал обычным манером, так целый “подвал” в “Комсомолке” набрали. А только я перешел на это самое, на “западную отраву”, – так сразу точка. Повертит редактор рукопись, даже вздохнет бывало – и глазки в сторону. “Вы уж нам лучше что-нибудь другое принесите...” Это было для них как джаз, как брюки-дудочки... Так что новые верлибры мы только в переводах читали, это допускалось. Была замечательная такая серия “Современная зарубежная лирика”, это через нее переводные верлибры входили в поэтический обиход. Там был редактором Владимир Бурич – сам изумительный поэт. Вот он-то в новое время и был, я думаю, первый настоящий:


Таким образом, смысл стихотворения в громадной степени зависит от рифмопорождающих способностей пишущего, то есть рифма выступает в качестве стимулятора и регулятора ассоциативного мышления (так называемое рифменное мышление). Оттого-то и любят конвенциональные поэты называть процесс своего творчества «колдовством», «шаманством», «волшебством», «наитием» и т. п. Оттого-то и возможна абстрактная заготовка рифм, как семян, из которых в будущем прорастет содержание.


Пушкин в ранней молодости отозвался пародийной эпиграммой на стихи Жуковского, написанные без рифмы:


Каша Сальцова
"Природа - это процесс, свидетелем и участником которого я временно являюсь". С. 4
Попасть в театр Вахтангова в Москве всегда было не так-то просто, купить билеты.. Сейчас в репертуаре театра имени Вахтангова спектакли самых разных жанров – и весёлый водевиль «Мадемуазель Нитуш», и классика «Дядюшкин сон», «За двумя зайцами», «Дядя Ваня», и детские спектакли «Ёжик в тумане», «Али-Баба и сорок разбойников». Государственный Академический театр имени Вахтангова считается одним из лучших московских театров. Даже самый искушённый театрал найдёт в его репертуаре спектакль по своему вкусу.