Благоустройство места зимования ...
Почему фотографии получаются не ...
Что-то новое в журнале

В строгой метрике дантовских терцин, в стихотворных размерах Петрарки, Шекспира, Гете, Пушкина многие поколения поэтов еще будут открывать глубокие, неразгаданные тайны. В этих размерах они найдут многоступенчатую голосовую лестницу, которая соответствует многообразию чувств, пережитых поэтами, народом, человечеством.
Значит ли это, что стихотворная форма должна оставаться незыблемой, закостеневшей, скованной раз навсегда установленными канонами?


Желание вызвать новое чудо и объясняет стремление поэтов писать рифмованным стихом. Указание на эффект нерукотворности содержится и в классической рекомендации, что рифмующиеся слова по звучанию должны быть как можно ближе, а по смыслу как можно дальше. Соблюдение этой рекомендации должно было обеспечить небанальность ассоциаций, вызвать веру в существование «мистической» связи между рифмуемыми словами. Подобную функцию в стихотворении выполняет и смысловая аллитерация:


Метрические стихи, в которых, наряду с факультативными аномалиями усложнения, имеются аномалии нарушения, относятся к межклассу полистопного (биполярного) стиха.


Другое дело, что верлибр у нас должен стать, да уже и стал отчасти, привычным – не экспериментом, а просто поэтической техникой в ряду других. То есть когда новизна и открытие, без которых поэзия немыслима, заключаются не в том, что поэт N не рифмует и не выдерживает метр, а в том, как он мыслит, чувствует и сопрягает образы. Иными словами, чтобы читающий человек не обращал внимания, что перед ним – верлибр, как не обращает, если только это не специалист-стиховед, написано ли привлекшее его стихотворение хореем или ямбом.




Начиная говорить о любовной лирике, всегда сталкиваешься с проблемой неприятия прописных истин. Будь вы хоть Пушкин - никто не станет слушать. Заранее подведем итог - игры в поэзию для большинства людей важнее, чем поэзия. Думаю, этого достаточно, чтобы признать необходимость тонкого подхода к самому изложению вышеназванных прописных истин, и к их маскировке под революционные новшества. И все это – для людей, ровно настолько влюбленных в себя, чтобы не читать данного эссе. Тяжела доля эссеиста.


Каша Сальцова
"Природа - это процесс, свидетелем и участником которого я временно являюсь". С. 4